Четверг, 15.11.2018
НАШЕ БУДУЩЕЕ - МОЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Меню сайта
Путешествия
Блошиный рынок
Со всего мира
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Новые походы » да

Ичара. Ненаписанные страницы.

1 ноября сего года. Сахалин застыл в ожидании белого прихода. А пока он в нетерпении, мы еще воспользуемся его черными тропами для проникновения. Длительные выходные в ходе которых и задумано совершить одну из тех экспедиций, которые останутся в истории человечества. С 1-го по 4-е ноября. 

Для испытательного полета своих сил, нервов, снаряжения и удачи собралось 11 человек, из которых было много девочек и еще больше мальчиков. И да, самое главное, куда собралась эта знойная бригада? На гору Ичара. Сей вулкан в отставке проживает между Углегорском и Красногорском, имеет обузданный нрав и высоту 1022 метра. Но восхождение на него сопряжено с  некоторыми затруднениями. Не много есть информации по тем путям, что заканчиваются на его вершине. Как лучше заходить? Так или эдак? Решили попробовать Так, потому что машины безопасней будут под присмотром маячников на мысе Ламанон, но это потребовало лишнего транспортного крюка вокруг нашей красотки. 

Умялись в три машины и рано утром раздельным стартом вывалились из города в сторону северного сияния, которое полыхало далеко от наших глаз невидимыми красками, но мы знали, что оно где то там есть и это давало нам силы верить в себя. Легкий рассвет вошел с нами в контакт в районе Взморья, и уже не отпускал нас до самой темноты. 350 км ездки не заставили нас вылезти из машины ни разу, три с небольшим часа пролетели за милыми спорами о том, есть ли жизнь на Марсе, а вот обратный путь, забегая вперед, заставил нас усомниться, а есть ли жизнь на Земле? 

Но где точно нет жизни, это в Углегорске. Потому что любая бактерия, попав в этот квадрат неминуемо сдохнет от вида  тамошних "красот", дорог, грязи и  зачуханного монумента в честь Победы над милитаристской Японией. В скафандрах преодолеваем Зону отчуждения и выбираемся на берег моря, вдоль которой философски скребемся до маяка, конечной цели нашего автопробега. Этот конец будет нашим новым началом, началом, которое закончится концом у этого же маяка, где опять начнется начало, чтобы стать финалом уже там, откуда началось самое начало этого похода. Я не сильно сложно? Ну тогда продолжим. Резкий ветер порывами сбрасывал с нас решимость окунуться в дикость бытия и заставлял жаться в двух машинах в ожидании третьей. И срывая покровы я скажу, что из-за нашей безалаберности, она опоздала на два часа. Нервно подпрыгивая от легкой истерики возникшей вследствие ожидания, мы собрали манатки и в итоге все же выступили в путь. Вдоль самого синего моря, по изрытой прежними бедами дороге, выдвинулись мы ближе к цели.

Ей была, как помните, гора Ичара, или как она обозначена на японских картах древности - Исара. План был прост как депутат во время выборов. Доходим до устья реки Ичара и по ней стремим полет наших тел в ее верховья, где и встала во всю грудь наша вершина. Так то дело за малым, нужно продавить около 10 км пути. Где не все было благополучно с мостами и переправами. Оно было тихо это лихо, оно ждало, оно целилось в нас своим невидимым глазом, чтобы на возврате выстрелить в нас мощным ударом хлыста вырвавшегося с океана тайфуна, чтобы вспенить воды тихих вод, которые сейчас коварно пропускали нас в западню, убаюкивая прозрачностью и малочисленностью своих вод. 

Мы верили...

Все что тогда запомнилось от тех переходов так это - мы все сухие. Счастье - это когда ты сухой. Радость - это когда тебе тепло. Мои сокомандники могли бы продолжить этот ряд, но не будем останавливаться на человеческих радостях бытового бытия и продолжим этот путь. По холмам вдоль моря несколько укаталась наша радостная трель начала пути и в дальнейшем итоге вся ватага дружно расположилась цепью наоборот. Природа еще не вся увяла под натиском

осени. По обочинам то там, то еще где то там, полугорделиво стояли отдельные, и довольно крупные, особи белокопытника.

В народе его обзывают "лопухом". Однако этот красавчик за лопуха вполне мог бы и заставить ответить, ибо грандиозен в своих размерах и увесист в листовой части. Медвежья дудка же, которая затесалась в центральную часть вот этой картинки, уже приняла древесный вид и отлично годится для розжига костра. 

В последней трети пути спиной мы видим только что пройденный мыс Стукамбис, очаровательные глазки которого заставили нас зайти к нему в гости на обратном пути. Порядком широкая долина открылась слева, то и была желанная нам река. Порывистый морской ветер загонял нас в глубь речной долины, где волнующийся народ желал пищи. Извилисто-изгибистая дорога уводила нас по реке, постепенно затихал ветер, и было время обедать. Не концентрируясь на деталях обеда скажу лишь, что он состоялся, все были накормлены и этим осчастливлены, много ли нужно походнику? Тем временем выяснилось, что чуть впереди, на большом "жипе", отдыхали местные углегорские жители, которые мирно пили водочку и постреливали по окружающей действительности из "ружжа". Общение с ними прояснило для нас, что степень криминогенной обстановке существенно оздоровилась по сравнению с 90-ми и машины оставлять на побережье уже не представляется таким уж страшным делом, за исключением медвежьих развлечений по вскрытию этих больших консервных банок. Как раз одну такую недавнюю историю мы и обсуждали за обедом. Наша Света-джиперша

клятвенно клялась, что такой случай произошел с ее закадычным товарищем чуть ли не несколько часов назад. 

А тем временем дорога и кончилась. Еще две-три сотни метров и тропа упирается в прижим и начинающийся каньон, которым так пугали предыдущие путешественники. Неужели придется идти по этой ревущей горной речушке, прямо по воде в этот вполне настный, но глубоко осенний день? Необходимая реальность требует, ведь мы идем не просто так, а к заветной цели высотой и глубиной в 1022 метра. Тем временем еще и темнота уже наступает на пятки, вот вот начнут блуждать сумерки. 

И на радость, вдоль склона заметна легкая, но вполне осязаемая тропа, а это значит, что там, в глубине сахалинских руд, можно пройти вдоль каньона, и не нужно изображать из себя шагающие корабли. 

Условно разбиваемся на две подгруппы, чтобы повысить нашу неуправляемую управляемость, выстраиваемся в затылок и скользим над кручами. Внизу дико кричала река зажатая в щеки скал, стены обрывов срывались вниз метров до 50, и порой, выжимаемая действительностью тропа жалась по самому краю всего этого непотребства. Мы проходили мимо водопадов, огибали провалы под скапливающимися в темно-синем лесу сумерками и все ради того, чтобы основать базовый лагерь как можно ближе к Ней. Не так бы мы торопились и ломали ноги в буреломах, если бы не грядущий тайфун, который обещали обрушить на наши головы синоптики уже послезавтра. 

Смеркалось. Лидируя группы я окунулся в прореженный бамбук, повернул вместе с рекой налево и увидел перед собой кручи, ну и понял, что на сегодня это все. 

"Все, ночуем здесь, по темноте мы в эту стену уже не полезем". 

Место было вполне жизнеспособным. Главное ведь палатки поставить. Все разбрелись по кущам выискивая наиболее приятный пятачок для ночевки, верней для двух. Это будет наш лагерь на все оставшиеся дни. Из него мы тонкой ленточкой потянемся завтра на Ичару, чтобы вечером вернуться в лагерь.

Меня приютил Лорсан Димка. Его комфортная палатка стала и мне домом.

Замечательно поужинав, мы рано разошлись по апартаментам, я предупредил, что подъем будет ранним. Как бы в 7 утра, но в 5, выход как бы в 9 утра, но в 7, или наоборот. Часы мы перевели на две стрелки вперед, по моей просьбе, чтобы психологически всем было проще. Ведь подъем в 5 утра намного тяжелей, чем в 7. В общем не так важно сколько там циферок, важно было выйти даже не при первых лучах солнца, а за полчасика до них, когда свет только только заползает под полог тайги.

Все и шло по моему плану. Встали, позавтракали, за что спасибо дежурным. И с первыми фотонами света выступили в поход. Облегчало обстоятельство, что шли налегке. Мы сразу уткнулись во вчерашнюю стену, за ночь она почему то никуда не делась.

Выползли на склон, пройдя по нему "поймали" глубокий овраг или даже целое ущелье побочного ручья, с риском для жизни спустились в него, прошли еще немного по склону и я понял что нужно пикировать в речку, иначе не выходило никак. Спуск был еще тот..Как вы заметили появился снег. Явил свой лик он уже давно, буквально уже в километре от моря он уже радостно приветствовал нас, впрочем без взаимности. Почему то глядя на него вода в реке казалось еще холодней, а ведь скоро по ней идти. Большинство постарались избежать участи познать инь и янь ноябрьской горной реки и обули бахилы от химзащиты. Помогло ли это им? Вопрос не праздный. 

Дождавшись всех спускавшихся, мы пошли топтать воду. Я был впереди, и не на коне. Обувь у меня была дырявая, летняя. Ну та, которую носят, чтобы не было жарко. Сначала обжигало, потом перестало, когда в дальнейшем шел по колено в снегу, было даже приятно и казалось что тепло. Ребята же шествовали в комфорте сухих ног, но не потом. Таниным собакам не выдали ни сапог, ни непромокаемой одежды. Они храбро бросались в воду и переплывали ее сходу, выползая на другой берег дрожащие, но с блеском в глазах. Раз за разом река делала петли в ущелье, и каждый этот раз оборачивался для нас героизмом форсирования. Откровенно говоря переправы тормозили нас изрядно. Мы собирались с духом прежде чем нырнуть в купель. Некоторые перед этим крестились и что то там бормотали себе под нос. Так неспешно мы двигались вперед. Глядя на GPS я понимал, что те 2 км которые мы прошли это не то достижение на которое я рассчитывал. Вместе со снегом таял наш резерв времени и утекал в реку Ичара оставляя все меньше шансов на покорение горы Ичара. 

Краем глаза я увидел, что собаки Тани собрались на майдан. Их восстание было подавлено железной рукой. Раз и навсегда. Кому не видно - собака уже в полете в ледяную воду. Ну а мы тянулись далее. Наконец-то река вырвалась из ущелья, хотя правильней было сказать, ворвалась, мы же шли вверх по течению, но для нас субъективно вырвалась, не придирайтесь. 

Все чаще я оглядывался назад и подумывал...Посовещавшись с Ниной мы решились все же.

"Мы не успеваем по времени и есть предложение сформировать штурмовую группу, которая пойдет быстрей и уже точно может достичь вершины, а те кто пока не может по тем или иным причинам пойдет в базовый лагерь с этой точки". Из 11 человек 7 составили штурмовую группу. Женя повел Свету, Таню и Таню в лагерь. Мидя, Ниня, Оля, Даня, Дима, Сергей и я двинулись дальше, но не далеко. При переходе реки по бревну не прошла гимнастический тест Мидя и с головой нырнула в яму. По рации мы вызвали базовую группу и попросили подождать ее с тем чтобы помочь выжаться и надеть на нее сухие вещи, которые были запасными у девчонок в рюкзаках. 

Нас оставалось только шестеро. Сам путь пока вызывал лишь оптимизм. Ровная долина бежала по все усиливавшиваемся снегам, снег уже подступал под коленные чашечки. Я немного стал запыхиваться, так как все время шел первым, да и мои летние трековые ботиночки с большими дырами для вентиляции больно уже забивались снегом и холодили ноги, поэтому я любезно предложил Даньке возглавить нашу процессию, а сам упал в хвост колонны, где и стал переводить дух. И уже вскоре мы добежали до пункта поворота на тот ручей, что должен нас был вывести под самый дых горы. Которую, между прочим стало уже условно видно, ах если бы не туман, то и без условностей. 

Подстроившись под ручей на север, мы пошли его левым берегом, никаких тебе троп, лишь только снег, которую все набирал массу. Было, все же, довольно тепло, под 10 градусов тепла, что заставляло снег уплотняться и увлажняться. Мы иногда менялись впередиидущими, которым доставляло удовольствия и тропить и стратегически верно выбирать путь между нагромождением буйной древесной растительности. Это была не простая задача и требовалось достаточно часто отдыхать. Сам путь по ручью должен был занять около полутора километров, но по времени сказать было затруднительно. Одно мы точно знали, что в общем зачете мы располагали 11-ю часами светового времени, а значит точка возврата лежала где-то в пределах 15часов30минутах. Бродить с фонарями по вздувшейся за день реки из-за тающего снега было против правил безопасности. Замечательно, что вышли мы в нарождающихся отсветах зари и по времени мы пока укладывались. 

Мы дружно шуровали по склону ручья к своей цели без мыслей, что нас что-то может остановить.

 И только снег увеличивал толстый свой слой, и хорошо было, что нас много было, по очереди меняясь на тропление, мы успевали и отдыхать в конце колонны. Но наш отряд быстро похудел, после того, как Даня сел и сказал - "У меня ногу сильно сводит, мне трудно идти вверх". Отправили мы их с Олей домой, в наш тихий, родной лагерь, чтобы небыстрым шагом благополучно вернулись они туда, пока мы штурмуем кручи и выси. У всех трех уже групп, были рации, и поднявшись еще чуть повыше, мы могли гонять беспрепятственно радиоволны по всей долине и быть в курсе всех событий. Четверо из состава штурмового отряда тронулись дальше. Справа должен показаться небольшой ручей, по руслу которого и планируется начать подъем уже прямо на вершину.

Заваленный снегом, он показался вскоре, и пришлось обходить его левым берегом, если можно назвать это так. Кусты, бамбук, переплетение деревьев между которыми снег был рыхлый (там где он был) и не надежный. Стали возникать мысли, что не успеем, что придется вернуться с позором. Но становилось все лучше, все уверенней держался снег, все чище становились пространства и мы вырываемся на простор, где уже нет снега и лишь пологая каменная стена уходит за ближний горизонт.

Как по большим каменным ступеням мы прыгаем с одного бесконечного камня на другой и уже другие настроения овладевают нами - "Да уже скоро совсем, ерунда осталось".  Для пущей скорости решили оставить рюкзаки, несмотря на углубляющий свое преимущество туман, все равно трек пишется на ДЖПС, мимо не пройдем, если что. Я же подумал и решил друга в беде не бросать. А у Нины и так его с собой не было. 

А загустевший туман стал выдавать порции дождя при умеренном ветре. Сжав зубы, двигаемся к невидимой вершине. 

Она не может не быть. Я обещаю скорый финал...и то ли кажется что мы все еще долго идем, то ли я слегка вру, но пиком даже не пахнет. Лишь припустил сильней дождь и плотней завис туман, от чего мысли веселей не становятся. Мало того что мокрые, так еще и окружающей поверхности не увидим, но это все пустое, мы должны оказаться на самом верху, чтобы не было потом долгие годы стыдно перед самим собой. Так что хоть мы и прошли намеченную точку возврата во времени, но продолжаем полировать камни подошвами ботинок, рискуя возвращаться часть пути в темноте без подошв. И тут резко туман взмывает вверх и заканчивается дождь, мы видим лежащие внизу вершины и открывается тригопункт, что означает - цель близка. Кажется слезы ринуться вперед нас к вершине, как то выстрадано было. 

Пологая финальная часть мягко приближает нас к тригопункту, высшей точке. Нина успевает наклоняться за шикшей, что еще сохраняется в низких зарослях своих. 

Мы выстраиваемся, чтобы организовать привет Саньке, построенный в виде плакатиков, которые мы держим для фотографирования. А неприветливый ветер торопит нас с вершины прочь. И после десяти минут триумфа мы несемся по камням вниз, домой...Все мелькает по быстрому, мы долетаем до занесенного снегом русла ручья и летим по нему на своих попенциях вниз почти в буквальном смысле слова. Там где наклон обретает более разумный градус, мы встали чтобы накачать организм калориями, требовалось экстренно. Ветра уже не было, мы оказались в довольно глубоком ущелье, от нас исходило тепло и пар, а мы радостно уплетали какую-то еду, запивали чаем из термосов. На душе было спокойно и хорошо. Мы сделали то, что нужно было сделать. И это знакомое чувство умиротворения, когда было трудно, соблазна сбивали тебя с пути к цели, ты им не поддался и все было до последней точки так, как хотелось.

Набитая нами же тропа, вела нас в обратный путь. Наклонная плоскость только прибавляла нам скорости и очень быстро мы достигли р. Ичара, где увидели за спиной открывшуюся от тумана гору Ичара.

Снега становилось все меньше, он резко поник головой и все чаще, как правило на открытых полянах, виднелась черная, в засохших стволах лабазника камчатского, земля. Я немного намеренно приотстал, любил такого рода одиночество, чтобы побыть в себе. Народ заботливо осведомился, не случилось ли что со мной. Я все успокоил, что еще в седле и мы заторопились домой, световой день был близок к окончанию.

Мы вошли в начало ущелья и повороты реки, которые требовалось форсировать, возникали один за другим. Те кто был в высоких, непромокаемых бахилах, с удивлением обнаружили, что воды стало больше, нежели утром, и вода перехлестывает через края, заливаясь внутрь. Особенно досталось Нине. Наскоро вылив воду, бросаемся вновь в речку. На этот раз она милует, глубина позволила пройти без происшествий. Как то резко стало почти темно. По рации созвонились с лагерем и попросили повесить на выступающее дерево фонарик. И вскоре, ко всеобщей радости заметили мелькающий в разрыве свет! В несколько минут покрыв это расстояние, мы полезли круто вверх на наш берег, туда, где над рекой стоял наш лагерь. Вывалившись на поляну одновременно с последними хилыми лучами солнца, мы бурно приветствовались местными обитателями. Наконец-то, после длинного, трудного для все 11 человек сошлись там, откуда и выползли. 11 с половиной часов штурмовая группа провела в тот день в боевом походе, достигла вершины и теперь пожинала некоторую славу!

Мы долго сидели у костра в тот вечер, стараясь не думать о том, что завтра будет тайфун.  

Категория: да | Добавил: sakh10 (07.11.2014)
Просмотров: 565 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Метель
Походы
Сезон 2012
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz