Четверг, 15.11.2018
НАШЕ БУДУЩЕЕ - МОЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Меню сайта
Путешествия
Блошиный рынок
Со всего мира
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Новые походы » да

Брусника, самолет, водопады и снег

Наступили те дни мая, когда тепло как летом, а снег еще этого не понял и продолжал отсвечивать своими белыми боками и хребтами. Все это, конечно, касается лишь больших морщин Земли, гор. Внизу он превратился в пар и воду. 

И 17 мая 2017 года вышли мы в путь на поиск приключений и черемши, а также чего Ямбуй пошлет. Я и Леня.

Началось все с того, что я проспал. Будильник ли не разбудил, или я его мощным ударом в сонном анабиозе заставил замолчать, то останется тайной, но в 7 часов 15 минут не вышел я с рюкзаком во двор. И пришлось Лене теребить меня телефонным звонком. Ну через пятнадцать минут я все же слетел вниз, чтобы начать участвовать в походе. Выбор наш пал на один из больших ручьев Майорского хребта, по нему мы решили пытать счастья. 

День, согласно всем прогнозам, будет теплым и весьма солнечным, а будь он дождливым мы бы и не пошли, открою секрет Полишинеля. Доехали мы неприлично быстро, минут за 15 что-ли. Оставили машину на обочине дороги и пошли. А нужно сказать, что по этому ручью ни он, ни я в жизни не ходили, как то он ли в стороне лежал или мы не больно то способные путешественники. 

Быстрым марш-броском преодолев подобие холма, мы сразу же и оказались на кипящем от талой воды нашем ручье. Ленька был в сапогах и быстро преодолел все что полагается в этих случаях, чтобы оказаться на том берегу, а я в своих ботинках попрыгал на камнях. В лесу все только начиналось. Только лопнули почки, но уже исчезли первоцветы и зацвели всякие растения второй очереди, типа калужницы. Снега в нижнем ярусе гор не было почти. Зато птиц набилось в этом лесу как в курятнике. Все вокруг чирикало и свистело, что поднимало настроение все выше. 

Ручей, или, бери выше река, огибала круглую сопку, которая с нашей стороны коварно заманивала нас своим пологим восходительным склоном в обход петли. Поддавшись уговорам вальяжно потопали наверх. Быстро мы достигли крутого, под 90 градусов склона, с которого хорошо было видно, а еще лучше слышно речушку. Потихоньку и полегоньку он выгибался в сторону Майорского, а вместе с ним и наш печатный шаг. 

Шли не торопясь, наслаждались мы. Солнце только что показалось за низкой сопкой, лес еще дальше и качественней просветился скользящими лучами его и мы пытались угадать в дальних зеленеющих лугах черемшу, естественно безуспешно, больно далече.

Но мы все равно работали. Высматривали кусты голубики, определяли будет ли плодоносить местная брусника? Пришла пора оторваться от этого увлекательного занятия и озаботиться стыковкой с ручьем, что далось мне не просто, я заглядывался на видневшуюся в недалекость замечательную скальную вершинку и мечтал о ней. 

 

Но...выбрав момент, когда стена немного перестала стоять в 90 градусов, мы с риском для жизни сошли по ней к реке. Переправа то туда, то сюда, проход по чистому берегу, немного бамбука, попытка не увязнуть в верховом болотце. Обыденность  перехода по таежной долине вверх к славе, усталости и грязи. Пытались мы дернуться обойти верхом, но местные бамбуковые банды вытеснили нас обратно к речному пути, где в глуши темно-хвойной тайги стало мне чудиться, будто бы дух древней тропы меж деревьев. И я даже озвучил это Лене, на что он недвусмысленно хмыкнул. Ведь не было даже знаков ее, но что то неуловимо говорило о том, что она здесь была. И вдруг мы ее увидели. Как будто открылся временной занавес, где мы увидели ее почти сто лет спустя...

Видимые затесы от топора ясно давали понять, что это зарубка. В стародавние времена так обозначали тропы, дешево и надолго. Хотя о чем я говорю, в моих родных соседних сопках до сих пор существует тропа километра на три обозначенная зарубками. И служат они на совесть, если бы не они, я бы долго постигал те нелегкие километры. 

Судя по глубине зарастания зарубы, этому знаку от 50 лет минимум и можно смело замахнуться на 80 летний максимум. Есть опыт определения. Где то в этих заметках о горе Лопатина есть фотография, где набито на подобной березовой зарубке гильзами "1947" год, можете сами глянуть и сравнить.

С ленцой сделав вместе с ручьем левый поворот мы с восхищением замерли перед водопадной аллеей, она была слишком длинной, чтобы можно было ухватить ее одним кадром.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А поднявшись на верх, Леня сказал, что водопады начинаются как из ничего, будто б из под земли бьет огромный ключ и сразу обрывается водопадной аллей. А это все потому что, речка как будто подкрадывается по плато к этому обрыву и за кустами-деревьями ее не заметно, что и создает этот эффект. И нужно сказать, весьма впечатляет!

С трудом оторвались мы от потоков и как сговорившись полезли наверх, бамбук временно куда-то исчез. И как по мановению палочки открылась нам вытянутая поляна, которая была еще облагорожена одним из первоцветов - хохлаткой сомнительной (синенькие цветочки), да и более поздние растения уже поднимали свои головенки. Еще раньше Леня первый заметил, что изредка по долине растут Лилии Глена, а забегая вперед, на этих полянах их было много! Ну как много...для краснокнижного растения. А еще здесь случилось давно ожидаемое! Мы обнаружили желанную горную черемшу! Равнинный ее собрат сильно уступает горной в нужных и здоровых качествах, поэтому мы с Леней весьма ценим именно горную черемшу, а ее много не бывает. Ну поэтому Леня собирал черемшу особенно тщательно.

Я усердствовал не так рьяно, так что у меня было время порыскать в поисках. И нашел ведь. Насколько я понимаю, пока это самая высокая популяция Лилии Глена на Сахалине! Ну где то под 400 метров над уровнем всего моря. А в самой верхней части поляны я даже нашел множество сухих стеблей с коробочками почивших растений, которые цветут лишь раз в своей жизни,  за что получили от науки некрасивое определение - монокарпик. Вот оно, красивое. 

Уже видно, что листики пошли в трубку, а значит это последний год жизни растения, когда оно буквально взорвется красивейшими бутонами цветов, одеревеневшие которые будут всю зиму обсыпаться семенами, чтобы иметь хотя бы шанс зацепиться на Земле. Побродив еще немного по окрестным скалам, убедившись что еще одно краснокнижное неплохо чувствует себя среди этих скал, я кое-как оторвал Леню от выщипывания черемши и мы двинулись в гору. Ах да, забыл дать имя того самого растения. Это Родиола розовая, а в народе больше известная как Золотой Корень. Из последнего названия понятно, что корень его весьма ценный, конечно же для здоровья. Есть мнение, что уступает оно лишь Панцую, или по русски Женьшеню, который у нас на Сахалине не растет, поэтому Родиола на Сахалине королит по полной, нет у нее конкурентов в этой области, а потому и подверглась жестокому выдиранию, вот и стало редким. А мы тем временем все выше и выше, где больше снега и меньше зелени. Всего каких то 30 метров по вертикали, а разница как-будто на 300 км на север уехали. Вертикальная поясность. Черемша лишь показалась в тех краях. Но снег, плотной массой лежащий меж деревьев и кустов, выполнял роль приличного качества дороги и мы быстро продвигались к главному хребту, который сверкал на солнце у нас по курсу. Всякая растительная живность, естественно, исчезла...кроме бамбука по краям, но мы уже нагрузились приятным весом черемши и были только лишь рады удобной белой ковровой дорожке, которая к тому же приятно холодила в этот теплейший день ноги. И вдруг заблестело не по снежному. Большой кусок авиационного дюралюминия впечатался в большой камень, не нужно быть академиком, чтобы понять - эту запчасть самолета затащило снегом и вдавило в камень. Да, мы знали, что чуть выше лежит уже 41 год самолет разведчик погоды ИЛ-14. Я много раз писал об его истории, трагической. 

Подъем к нему оказался чуть дольше, чем мы думали, к тому же еще и отклонились несколько правей, в разросшихся березках он совсем затерялся. И это еще не лето, когда на него ляжет зеленая пелена масхалата березовых листьев. 

Мы приблизились к нему в благоговейном молчании. Почти пятьдесят лет прошло, а металл как новый...Самой уцелевшей частью была хвостовая, гальюн так вообще как будто вчера еще в него ходили. Масса частей самолета лежала чуть пониже. Удивило количество "наскальной живописи" по вечному металлу корпуса самолета. Странно что это в основном 70-80-х годов, по большей части, судя по аббревиатуре ДМБ, это были солдаты из ближайшей части. Удивляло состояние металла, как нержавейки, так и дюралюминия, качество заклепок. "Куда там до такого качества нашим автомобилям" резюмировал Леня деловито фотографируя. Но время точит, березы уже сквозь корпус машины проросли, разрывая его на части. Но все равно пройдет еще лет 300 прежде чем он рассыпется совсем уж на фрагменты. Долго этот памятник еще будет напоминать ту трагическую историю декабря 1976 года...

До хребта было уже не далеко, буквально сто метров после самолета и полоса березняка закончилась в резкой форме. Начались каменные осыпи странного белого камня, иногда с розовыми прожилками. Ничего не предвещало, что могло бы нас задержать. Медведи паслись где-то внизу на жирных травах, зайцы еще не осмелели до такой степени чтобы нам угрожать, так что путь к вершинам был не замутнен обстоятельствами...казалось бы. Если бы не красные капли. Упав на колени обнаружили мы сдерживающий фактор - бруснику. Это далеко не вопиющий факт, приходилось собирать перезимок даже 6 июля, однако встречается такая брусника не каждый год и не на каждом брусничнике и значит всегда является приятным сюрпризом, тем более что вкусовые достоинства такой ягоды трудно переоценить или недооценить, в общем не передать, пробовать нужно. А мы напробовались. Через некоторое время руки стали красными от жадности и брусники. Но рот все не закрывался. Кисло-сладкая ягода вызывала гастрооргазмы волнами. И мы ползли к в упор находящемся вершинам едва ли не час. Совокупность яркого теплого солнца, брусники и прекрасных видов с почти тысячной высоты вызывали лишь желания остаться здесь почти навсегда. 

На вершинах хребта затрепетал

ветер и вид на другую сторону обнажил нам правду северного склона. Там хоть на лыжах катайся! Разница немного впечатляла. Попетляли на запад. Решили выйти не по своим следам. Не буду описывать где конкретно, коммерческая тайна! Брусничное место оказалось настолько, что мы прошлогоднюю ягоду горстями ели! Так между покатушками на снегу вниз, собиранием брусники (а так же шикши, которой оказалось на удивление много, но она нам не понравилась, суховата), вышли мы на крутой сухой уклон чистого леса. (И я понимаю, что все подходит к концу). Внезапно перед нами оказался большой ручей, чьи берега манили для отдыха и обеда. Мы не преминули воспользоваться приглашением. Раздвигая заросли черемши, развели костер, расстелили коврики, знатно отдохнули и вышли в обратный путь, который запомнился тем, что обнаружили древнюю яму явно указывающие на то, что здесь находилась землянка. На этом, под накрапывающий вдруг дождик мы закончили свой поход.

 

P.S Не могу не похвастать горстями брусники и сапожным слаломом.

 

 

Категория: да | Добавил: sakh10 (19.05.2017)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Метель
Походы
Сезон 2012
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz